Как это было [TSE 29-03-2006]

Рубрика: Блог -> Архив Blogger
Метки: |
Понедельник, 3 апреля 2006 г.
Отчет о визуальном наблюдении полного солнечного затмения 29 марта 2006 года в составе «баксанской группы».
Оборудование – очки, монокуляр 7x35 и бинокуляр 20x80 с фильтрами из AstroSolar.


…Остались позади поиски транспорта, вождения пальцами по карте, просмотры подборок из десятка разных прогнозов погоды. Шесть утра двадцать девятого марта две тысячи шестого года. Под чистейшим звездным небом небольшая автоколонна выезжает из Кисловодска.

Час спустя она останавливается у обочины — встает Солнце. Щелкают фотоаппараты. В другой стороне виден белоснежный Эльбрус. Щелкают фотоаппараты…

Девять утра. Мы в точке близ Баксана, где центральная линия полосы затмения пересекает автотрассу. Небо по-прежнему чистейшее. На горизонте Эльбрус и горы Кавказского хребта. Осматриваем поле и идущую вдоль него дорогу. Неплохая площадка…

Смещаемся еще на несколько километров. Еще площадка… здесь есть туалет – но вообще обстановка производит удручающее впечатление замусоренности, полной заброшенности и разрухи. Общественное мнение склоняется в пользу возвращения на прежнее место.

Тут происходят несколько неожиданные события. Леонид a.k.a. Gashek и его единомышленники рвутся на Эльбрус. В автобусе спонтанно возникает откровенно бредовая, на мой взгляд, идея смотаться за оставшиеся пять часов на Чегемские водопады. Кто-то собирается остаться здесь… без транспорта?

Через полчаса довольно неконструктивных переговоров две Газели мчатся в Баксанское ущелье к Эльбрусу, автобус — в другое ущелье к водопадам. Давлю паническое ощущение «сейчас оно сломается где-нибудь там вне полосы». Получается это с переменным успехом… в общем, водопады стоят того, чтобы на них съездить, но, боюсь, расслабиться и получить от них удовольствие у меня получилось не вполне.

Двенадцать часов. Водопады позади, едем обратно. Стены ущелья потихоньку расходятся в стороны. Замечаю первое за день маленькое облачко. Провожаю его задумчивым взглядом. Еще одно, существенно побольше… Взгляд начинает наливаться ненавистью.

…В это время Газели уже несутся обратно. Их пассажиры тоже увидели облачность над горами.

Возвращаемся на ту точку, где остановились изначально. Здесь уже немало наблюдателей.
Вокруг слегка холмистая равнина. Поднялась легкая дымка – хребет уже не виден. Зато хорошо видны громоздящиеся над ним облака. Они ползут сюда… но осталось два часа до полной фазы. Не успевают они в любом случае, не успевают… успокаиваю себя этими словами — и сам боюсь им поверить.

Расставляюсь на пригорке на противоположной от основной группы стороне дороги. Как из-под земли рядом вырастает «представитель власти» и вежливо (т.е. приказным тоном, но без мата) просит перейти на другую сторону — здесь-де будет проезжать какая-то большая шишка (нашли время…). Покорно тащу штатив с уже привинченным к нему бинокуляром через дорогу.

…Дальнейшие наблюдения проходят под аккомпанемент регулярных свистков и громогласных реплик из мегафона: «Проезжаем, проезжаем… Останавливаемся на ТОЙ стороне дороги…»

Устанавливаю штатив. Пытаюсь настроиться на бесконечность по виднеющейся на горизонте вышке… получается не очень. Тем временем мои спутники, наблюдающие в бинокль 10x50, сообщают, что на Солнце «что-то видно». Нацепляю светофильтры, навожусь на Солнце… Неужели действительно пятно? Ведь месяц до этого не было признаков активности… Следуют обычные в такой ситуации внимательные разглядывания объективов и окуляров на предмет пыли. Гонец, отправленный с вопросом к более опытным наблюдателям, подтверждает наличие группы пятен «на десять часов, близко к краю». Ура! Тщательно фокусируюсь на пятно.

Дует довольно сильный восточный ветер.

14:03. Вглядываюсь в правый нижний край диска. Откуда-то сбоку доносится: «Четко вижу…» - и почти сразу сам замечаю, как круг перестает быть кругом. «Есть первый контакт!». Луна как-то на удивление быстро отхватывает довольно большой кусок от Солнца и продолжает уже более медленное движение.

Начинается час предвкушения. Попеременно смотрю через очки, монокуляр и бинокуляр. Ветер все усиливается, штатив подрагивает под его порывами, мощная турбулентность замыливает края серпа, из-за чего мне все время кажется, что я различаю рельеф на крае лунного диска.

Фаза 50%. Кажется, что освещенность и цвета уже стали чуть неестественными. Ветер все усиливается и начинает охлаждаться. Становится несколько некомфортно.

Фаза 65%. Снимаю «натюрморт» с монокуляром и перфорационными очками, отбрасывающими тень со множеством маленьких серпиков внутри. Тени от ног штатива заметно резче с одной стороны.

Фаза 80%. Восточный ветер проходит через апогей, сейчас он воспринимается как буквально ледяной. Практически стучу зубами. Изображение Солнца в окулярах мечется из стороны в сторону. К счастью, ветер начинает стихать. Облака над хребтом исчезли – видимо, понижение температуры делает свое дело.

Фаза 90%. Цвета уже совершенно определенно «не те», пейзаж причудлив – на полпути к зениту сияет Солнце, серпообразность которого без защитных очков даже сейчас улавливается с трудом, при этом освещенность соответствует слегка пасмурному дню.

…Тут в отчете о полном затмении должно быть что-то про поведение животных. Так вот из животных, за поведением которых можно было бы последить, в радиусе видимости наличествовали только автомобили на трассе.

Кидаю взгляд на дорогу. Машины уже все идут с включенными фарами. Забегая вперед, скажу, что меня до глубины души потрясло то, что многие водители невозмутимо продолжили движение и в минуты полной фазы. Честно говоря, затрудняюсь представить себе их психологию…

Рожки солнечного серпика начинают укорачиваться.

Навожу бинокуляр «с упреждением», снимаю фильтры. Пытаюсь расфокусировать взгляд и смотреть во все стороны сразу.

Две минуты до полной фазы. С небом начинает происходить что-то невообразимое… Пожалуй, по фотографиям и рассказам составить об этом представление еще сложнее, чем о виде солнечной короны.

Голубизна неба стремительно выцветает. В какой-то момент зенитная область начинает резко темнеть, а горизонт — наливаться желтыми, розовыми и красными тонами. Какое-то мгновение — и возникает кольцо зари… Нет, пока еще не кольцо — оно разорвано на западе. Там темнота зенита спускается к горизонту. Да это же она!..

Ору: «Смотрите! Тень на западе! Разрыв в заре!». Контрастность картины растет, тень сейчас напоминает гигантский надвигающийся смерч с широким основанием (кто видел фильм «Смерч» («Twister») — вспомните последнее торнадо из него, категории F5 — вот как-то так это и воспринималось).

Пытаюсь увидеть «бегущие тени», но безуспешно – ничего похожего на описания заметить не удается.

Все это происходит с величавой стремительностью набегающей на берег огромной волны. И вот гребень волны рушится — граница тени неуловимым переливом цветов проносится на восток, по небу разливается чернота, заревое кольцо смыкается. Какой-то миг Солнце кажется исчезнувшим вовсе, потом глаза адаптируются к темноте — и вокруг черного диска разгорается корона. Второй контакт.

Осознаю, что тем временем наступил полный штиль.

Слышны ликующие возгласы. Обвожу горизонт взглядом, запечатлевая в памяти панораму заревого кольца. Оно не слишком похоже на обычную зарю — слишком резок переход от весьма яркого красного свечения у самого горизонта к темному цвету неба уже на высоте градусов десяти-пятнадцати.

Пробую найти Меркурий — неудачно. Смотрю вверх, назад — звезд тоже не вижу ни одной. Решаю не тратить время на долгие поиски. Приникаю к окулярам бинокля…

Увиденное становится потрясением.
Диск Луны налит, кажется, самым глубоким черным цветом, который только может существовать.
Сверху диска, примерно «на пол-двенадцатого» и «на пол-первого» сияют два протуберанца, увенчивая его подобно небольшим рожкам. Протуберанцы, которые я надеялся увидеть в лучшем случае как слепящие точки, видны совершенно отчетливо, в них различимы довольно мелкие детали, цвет их — сияюще-розовый с примесью пурпурных оттенков.
Корона, которая при наблюдении невооруженном глазом была бело-серебристой, сейчас кажется однозначно синей, назвать этот цвет «белым» или «жемчужным» язык не поворачивается. В ней заметны довольно контрастные потемнения и светлые волокна. Картина сходящихся к полюсам магнитных линий видна отчетливо, как на иллюстрации в учебнике астрономии.

Отрываюсь от окуляров лишь на несколько секунд, вновь оглядываю местность – заревое кольцо сейчас абсолютно симметрично — смотрю вбок от Солнца, пробуя боковым зрением различить внешнюю корону — и снова смотрю в бинокль.

Смотрю, как диск Луны один за другим закрывает два «верхних» протуберанца. Какое-то время в поле зрения лишь черный и синий цвета. Но вот на краю показывается алая точка… «Протуберанец на четыре часа!».
На четыре часа… На пол-шестого… На пять… Понимаю, что время полной фазы подходит к концу. Вот по всему нижнему правому краю вспыхивает целая гроздь малых протуберанцев. Луна движется… Из-за ее края показывается яркая красно-рыжая полоса. Хромосфера! Идут последние секунды..

В хромосфере вспыхивает ослепительно сияющая точка. Она окружена ореолом лучей, и почему-то кажется, что эти лучи с бешеной скоростью вращаются. Еще одна… Еще… Чётки!

Какую-то секунду я отчетливо вижу одновременно лунный диск, структуру короны, цепочку протуберанцев, полосу хромосферы и три чётки Бейли.
…Это можно только видеть, словами этого не передать.

Одновременно вспыхивает еще несколько чёток. В следующий миг по глазам бьет вспышка, заставляя отпрянуть от бинокля. Третий контакт.

Сразу смотрю на восток — туда уходит невероятно четкий конус тени, разрывая заревое кольцо. Небо светлеет, кажется, быстрее, чем разгорается лампа дневного света. Снова ликующие возгласы, многократно более громкие. Какие-то полминуты — и, кажется, и не было ничего.

Вспоминаю еще об одной своей задумке. Беру монокуляр без светофильтра и, пытаясь унять дрожь в руках, подвожу его к солнечном серпу со стороны «рожек». Ближе… еще ближе… Есть! Серп не попадает в поле зрения, я четко вижу край темного силуэта Луны на фоне света короны, его окружает фиолетовая кайма. Рука чуть дрожит — и вот серп все-таки заглядывает в глаза, давая понять, что такими экспериментами увлекаться не стоит.

Минут пять сижу, переваривая впечатления. Потом снимаю бинокль, собираю штатив и иду общаться с остальными наблюдателями, поглядывая на частные фазы в монокуляр.

16:27. Последние щелчки фотоаппаратов. « — Есть контакт? — Да…». Четвертый контакт

В чистом небе вновь сияет круглое Солнце.